Вы здесь:   Главная » Туристические объекты » Статьи » Как Златоуст обрёл и чуть не потерял своё имя. Часть I

Как Златоуст обрёл и чуть не потерял своё имя. Часть I

За два с половиной века история о происхождении имени Златоуста обросла таким количеством напластований, что из-под них с трудом проступают полустёртые черты истинных событий того давнего времени. Поэтому и придётся вести наше повествование с самого начала, с основания Златоустовского завода и его первостроителей — тульских заводчиков Мосоловых (Масаловых).
Как Златоуст обрёл и чуть не потерял своё имя. Часть I

Мосоловы — кто они?

Род тульских заводчиков Мосоловых (Масаловых — так они писались в документах того времени) прослеживается с первой трети XVII века. Его родоначальником был тульский казённый кузнец Григорий Тимофеевич Мосолов (начало 1630-х — после 1683), староста Оружейной слободы (1663/1664, 1666). Его сыновья Максим, Кузьма и Перфилий пошли по стопам отца и также были казёнными кузнецами. Здесь чуть более подробно остановимся на младшем сыне Григория — Перфилии, ибо именно его потомки и стали основателями Златоустовского завода.

Перфилий Григорьевич Мосолов (около 1657 — после 1717) имел четырёх сыновей: Максима (около 1692–25.08.1766), Алексея (конец 1790-х — 1755), Ивана большого (около 1700 — после 1775) и Ивана меньшого (около 1703 — после 1775). Сыновья П. Г. Мосолова организовали семейную компанию и к началу 1750-х годов уже владели пятью металлургическими заводами, полотняной парусной фабрикой и несколькими пильными и мукомольными мельницами, располагавшимися в Подмосковье. Но поскольку особых перспектив в этом районе, довольно бедном рудными залежами, не было, братья Мосоловы решили двинуться на Урал. Средний Урал к этому времени уже стал, по сути, семейной вотчиной Демидовых, оставался Урал Южный…

В 1751 году Мосоловы купили у Петра Игнатьевича Осокина Нязепетровский завод (основан в 1747) и заключили контракты на строительство Кано-Никольского и Златоустовского заводов.

Основание Златоустовского завода

Контракт на строительство Златоустовского завода был заключён Мосоловыми в Оренбургской губернской канцелярии 11 ноября 1751 года. По этому контракту завод должен быть построен на реках Сатке и Куваш. Однако со строительством нового завода Мосоловы явно не торопились. Прослеживаются, по меньшей мере, две причины этого — с одной стороны все силы семейной фирмы были брошены на сооружение Кано-Никольского медеплавильного завода, который был пущен в марте 1753 года, с другой — место под строительство Златоустовского завода было недостаточно изучено. Позднейшие события это подтверждают, поскольку в 1754 году Мосоловы обращаются в Берг-коллегию с просьбой отвести под строительство Златоустовского завода новое «удобное место ниже устья Тасмы-реки, например, с полверсты на р. Аю», мотивируя это тем, что «речки Сатки и Куваши водою явились не весьма довольны». Надо сказать, что новое место располагалось в пределах ранее отведённой заводской окружности, но лежало несколько восточнее. Указом Берг-коллегии от 31 августа 1754 года было разрешено строить завод на новом месте, вот почему именно эта дата и выбрана в качестве официальной даты основания нашего города.

Строительство Златоустовского завода затянулось на долгие семь лет. Не успели Мосоловы получить разрешение на строительство Златоустовского завода на новом месте, как 30 августа 1754 года вышел указ о ликвидации всех «хрустальных, стеклянных и железных заводов» на расстоянии 200 верст от Москвы с целью сохранения вокруг неё лесов. В результате семейная компания Мосоловых была вынуждена порушить три подмосковных завода и понесла убытки в 100 тысяч рублей. А в следующем году скончался старший брат Алексей и компания по сути дела распалась: оставшиеся братья начали предъявлять друг другу бесконечные претензии и началась долгая тяжба по разделу общего имущества. Раздел завершился только в 1760 году, Златоустовский завод достался старшему брату Максиму, который в срочном порядке развернул строительство — 14 августа 1761 года первая златоустовская домна вошла в строй действующих.

Основание Златоустовского завода

Почему Златоустовский?

Но вернемся к главной теме нашего повествования — к имени завода и города. Уже в первоначальном контракте от 11 ноября 1751 года новый завод поименован Златоустовским. По сути дела своё имя будущий завод получил задолго до начала реального строительства. Что же повлияло на выбор этого имени? Возможно, что здесь свою роль сыграло несколько обстоятельств.

Если внимательно проанализировать названия уральских заводов, сразу бросается в глаза существенная разница между Средним и Южным Уралом. На Среднем Урале подавляющее большинство заводов получили свои имена по тем рекам, где они были построены, причем в некоторых случаях на одной реке строилось сразу по два завода (Верхне- и Нижне-Тагильские, Верхне- и Нижне-Салдинские). Это и понятно, потому что реки в описываемый период играли в жизни и людей, и заводов очень важную роль — они были и источником энергии и удобным транспортным путём. Но вот что интересно: имена заводов Южного Урала в большинстве случаев связаны с теми или иными реалиями христианства (на Среднем Урале подобным образом назван, пожалуй, единственный — Богословский — завод, да и тот первоначально назывался Турьинским по реке Туре).

И здесь стоит обратиться к работам Петра Ивановича Рычкова (1712–1777), который с 1734 и до конца жизни работал в Оренбургском крае, был свидетелем становления Оренбургской губернии и составил подробнейшее её описание «Топографию Оренбургскую» (1755, издана в 1762). Этот труд заслужил похвального отзыва М. В. Ломоносова. По предложению Ломоносова П. И. Рычков был единогласно избран первым членом-корреспондентом Петербургской академии наук (1759). В «Топографии Оренбургской» приводится «Реестр горным заводам, находящимся ныне в Оренбургской губернии», где названы 28 заводов. Из них два завода приведены без имён, а из оставшихся 26 заводов 16 (62 %) названы так: Воскресенский, Преображенский, Богоявленский, Архангельский (на речке Аксыне), Катав-Ивановский, Вознесенский, Покровский, Авзяно-Петровский, Кано-Никольский, Троицкий Саткинский, Благовещенский, Архангельский (на речке Шаране), Богословский, Златоустовский, Нязе-Петровский. Можно предположить, что Оренбургская губернская канцелярия, в ведении которой до 1753 года находились вопросы строительства новых заводов на территории губернии, проводила целенаправленную политику, давая определённые рекомендации заводчикам при выборе теми названий заводов. При этом, разумеется, владелец завода выбирал конкретное имя, исходя из своих предпочтений. Возможно, что свою роль сыграла здесь и общероссийская традиция наименования новых городов (Санкт-Петербург, Екатеринбург и т.п.).

Контракт на строительство нового завода в 1751 году от имени семейной компании заключали Иван (меньшой) Перфильевич Мосолов и его племянник Василий Максимович. Скорее всего, имя для нового завода выбирал Иван Мосолов, как старший. И можно предположить, что остановился он на Златоустовском заводе, потому что был крещён с именем Иоанн, получив в свои небесные покровители святого Златоуста. Возможно, что на эту мысль Ивана Мосолова натолкнул Пётр Осокин, у которого в том же 1751 году был куплен Нязе-Петровский завод. Кстати говоря, чуть позднее подобным же образом поступили Иван Твердышев и Иван Мясников, назвав свой новый завод Катав-Ивановским. Логика этих названий лежит просто на поверхности. Подобная практика была, в общем-то, обычным явлением для того времени — ведь и Пётр I назвал новую столицу в честь своего небесного покровителя Св. Петра — Санкт-Петербургом.

Подобной версии происхождения имени завода и города придерживался и составитель «Церковной летописи Свято-Троицкого Собора» (1868), выдержки из которой дошли до нас в записи златоустовского краеведа Н. К. Тимофеева: «Злат. заводы заведены с 1751 года, с какого времени стали и селиться здесь христиане из разных мест по вызовам заводчиков купцов города Тулы Ивана Перфильева и племянника его Василия Максимова Мосолова, назвавши его Златоустом во имя Ангела одного из заводчиков».

Вероятнее всего, что и заключение контракта именно 11 ноября (по старому стилю), накануне дня Святителя Иоанна Златоуста (13 ноября), было обусловлено тем, что Иван Мосолов решил приурочить это событие ко дню своих именин.

Мне кажется, что приведённая выше версия наиболее убедительна. Ещё более доказательной она стала бы, если бы мы располагали точной метрической записью о рождении И. П. Мосолова и был бы документально подтверждён факт его крещения в честь Иоанна Златоуста. Возможно, что такой документ в Тульском архиве и сохранился.

Довольно распространённой является версия о том, «что завод был поименован по церковному празднику, посвященному Иоанну Златоусту: он отмечается 13 ноября по старому стилю (а контракт на постройку завода был заключен накануне этой даты — 11 ноября)». В частности её приводит в своём топонимическом словаре «Златоуст» (1993) С. М. Стрельников. Эту же версию повторяет и Н. И. Шувалов в своём топонимическом словаре «От Парижа до Берлина по карте Челябинской области» (3-е издание, 1999): «По церковному календарю день 13 ноября (ст. ст.) посвящен святому Иоанну Златоусту, красноречивому («златые уста») византийскому богослову IV в. н. э., а контракт (соглашение) на постройку завода был подписан накануне этой даты — 11 ноября, поэтому и именование завода было записано в честь святого — Златоустовским».

То есть в этом случае выбранное имя связывается с датой подписания контракта — завод назван Златоустовским, потому что контракт на его строительство заключён накануне церковного праздника Иоанна Златоуста.

Памятник Иоанну Златоусту в ЗлатоустеВысказывается предположение, что завод был назван Златоустовским потому, что Иоанн Златоуст был особо почитаемым семейным святым Мосоловых. Возможно, что это и так, но вот с доказательной базой у этой версии тоже слабовато: нет каких-либо веских подтверждений — подробного письменного описания своей семейной жизни Мосоловы, увы, нам не оставили.

Замечу на полях, что часто бывает так — выскажет автор той или иной публикации предположение, не приведя доказательств или хотя бы логического обоснования, а потом его мысли цитируются уже как неоспоримый факт. К примеру, Н. Г. Шушканов, автор книг «Крепостной Златоуст» (1935) и «Беглые» (1936), писал, что «Мосоловы чтили святого Николая и в каждом им принадлежащем заводе церковь непременно была во имя этого святителя» (источник сведений не приводится). Что же было на деле? В Златоустовском заводе — первая церковь во имя Иоанна Златоустого (план Златоустовского завода 1775 года), в Нязе-Петровском — во имя святых апостолов Петра и Павла, и только в Кано-Никольском — во имя Николая Чудотворца (П. И. Рычков, «Топография Оренбургская», 1762). И где тут «в каждом принадлежащем заводе»? К сожалению, литераторы довольно часто увлекаются фантазированием и безудержным домысливанием, выдавая это за твёрдо установленные факты. Кстати этим часто увлекался и уважаемый мной П. П. Падучев (об этом речь далее).

В заключение можно с полной определённостью сказать, что завод получил своё имя действительно по Иоанну Златоусту, в чём сходятся все вышеприведённые версии.

Златоустовский или Косотурский?

Итак, завод получил своё имя. Официальное. И в контрактах (1751, 1754), и в деловых документах, и в труде того же П. И. Рычкова (1762), и в «Новом полном географическом словаре Российского государства» (1788) — везде только Златоустовский завод. И вдруг П. С. Паллас, побывав в наших краях в мае—августе 1770 года, в своём труде ««Путешествие по разным местам Российского государства по велению Санкт-Петербургской Императорской академии наук» (1773–1788) пишет: «Косотурский, или собственноупомянутый Златоустовский завод, возведен неким тулянином Мосоловым с давних уже времён и теперь продан» [27.03.1769 г., Л. И. Лугинину — А. К.]. А несколько позднее, после разгрома восстания Е. И. Пугачёва, в следственных делах и официальной переписке завод также именуется то Златоустинским заводом Лугинина, то Косотурским (Касатурским) заводом того же Лугинина. Откуда же возникло второе, неофициальное имя завода?

Вернёмся опять к основанию завода. По первоначальному контракту 1751 года предполагалось, что Златоустовский завод будет построен на речках Сатке и Куваше. Если посмотреть на карты XVIII века, то в этом же районе обнаружатся и Косотурские (Касатурские, Кусатурские) горы (на современных топографических картах это Магнитный хребет). Расположены они в междуречье Куваша и его притока — речки Чёрной, на юге примыкают к правому берегу Большой Сатки. Вероятнее всего, когда Мосоловы со своими людьми обследовали этот район на предмет строительства завода (надо было оценить реки, наличие железных руд, лесов и проч.), мосоловские работники и окрестили будущий завод Косотурским по близлежащим горам. Надо же было его как-то меж собой называть, поскольку вряд ли хозяева проводили, выражаясь современным языком, большую разъяснительную работу по этому поводу. Потом это народное название вместе с людьми перекочевало на новое место, а здесь перешло на гору, у подножия которой расположился новый завод. Если П. С. Паллас ещё именует эту гору Тунгурдаком, то в дальнейшем старое название уходит в небытие, и гора получает новое имя — Косотур, с которым существует и поныне. Получается интересная цепочка: Косотурские горы—Косотурский завод—гора Косотур. Замечу, что эту достаточно хорошо аргументированную версию одним из первых высказал златоустовский историк и краевед Ф. Н. Яблонский, много лет посвятивший изучению начального периода истории Златоустовского завода.

Получается, что оба имени завода — Златоустовский (официальное) и Косотурский (народное) появляются примерно в одно и то же время, но употребляются разными слоями населения. Явление, в общем-то, обычное. Достаточно привести примеры из более позднего времени, касающиеся названий некоторых частей Златоуста: Кировский посёлок (официально)—Нахаловка (в народе), Нижневокзальный посёлок—Подоткос, Новый Златоуст—Машзавод.

Прошло столетие с лишним, первоистория пары имён Златоустовский—Косотурский забылась. И началось сотворение легенды.

Вначале был Косотур?

Одним из первых легендарную версию происхождения имени города (вначале был Косотур, а потом переименовали в Златоуст), озвучил златоустовский краевед и публицист П. П. Падучев в очерке «Русская Швейцария» (1892). Вот что он писал: «Основание Златоуста относится к пятидесятым годам прошлого столетия. Сначала это был простой маленький заводской поселок Косотур с примитивными приспособлениями для добывания и обработки железной руды. <…> В семидесятых годах Косотур, называвшийся так по имени высокой горы, у подошвы которой он приютился с маленькой домной и крошечной плотиной, был уже переименован в Златоуст, хотя старинная кличка Косотура сохранилась за ним до сих пор. Старожилы и теперь говорят: «мы идём в Косотур, мы были в Косотуре».

Правда, Пётр Петрович почему-то не проясняет вопрос, отчего же Косотур вдруг перекрестили в Златоуст. Зато свет на этот тёмный вопрос проливает автор в целом толковой книги «Уфимская епархия» (1899) И. Златоверховников: «Златоуст стал городом только с отделением Уфимской губернии от Оренбургской в 1865 году, а до этого времени был заводом, который сначала назывался Косотуром, а с построением церкви 3-х святителей (Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста) стал именоваться Златоустовским». Правда, немного непонятно, почему это по Трёхсвятительской церкви завод назван Златоустовским, а не Трёхсвятительским.

Ну, а дальше версия начинается тиражироваться как твёрдо доказанная и благополучно доживает практически до наших дней. Вот несколько коротких цитат из популярной литературы разных лет.

«На месте нынешнего Златоуста стоял завод Косотурский, основанный в 1754 году, уездным городом Златоуст стал в 1865 году…». (1902, «Спутник туриста по Уралу» В. А. Весновского).

«Из истории 3.[латоуста] известно следующее: в 1754 году тульский купец Мосолов, на купленной у башкир земле, основал здесь железоделательный и медеплавильн. завод, назвав его сначала Косотурским (от горы Косотур), а потом, по выстроенной церкви, он стал называться Златоустовским». (1904, теперь уже «Иллюстрированный путеводитель по Уралу» того же Весновского).

Екатеринбуржцу Весновскому вторит златоустовец В. Е. Боков «В непроходимых лесных дебрях, в кручах уральских гор, благодаря обилию железных и медных руд, в 1754 году был основан жителем города Тулы купцом Максимом Мосоловым завод Косотур на реке Ай, в пределах Оренбургской губернии. <…> В 1765 году владельцем завода была построена в Косотуре деревянная церковь во имя трёх святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. С этого времени Косотурский завод переименован в Златоустовский». (1904, «Описание Златоустовского Свято-Троицкого собора»). Тут уже и точная дата постройки церкви стоит. Хотя неизвестный составитель «Церковной летописи Свято-Троицкого Собора» (1868), уже упоминавшийся выше, более корректен в формулировках: «Время построения сей церкви (Трехсвятительской. — А. К.) по достоверностию неизвестно; полагают же, что она построена вскоре [после] Пугачевского бунта».

То же, но в более кратком варианте можно прочесть и в книге «Урал Северный, Средний, Южный» (Петроград, 1917):

«Он сначала назывался Косотурским (по горе Косотур), а потом Златоустовским (по церкви трёх святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста)».

И уж совершенно безапелляционно выразился один из участников дискуссии 1929 года о переименовании Златоуста (о ней речь пойдёт ниже) Н. Бухарин: «…прежде чем называться Златоустом назывался Косотур —изменено название по капризу самодуров капиталистов». [Здесь и далее документальные источники приведены с сохранением орфографии и пунктуации оригиналов. — А. К.]

В послевоенные годы легендарная версия П. П. Падучева уже превращается в неоспоримый факт и проникает в официальные издания. Так в справочниках «СССР: административно-территориальное деление союзных республик», выпускавшихся Президиумом Верховного Совета СССР, из издания в издание (1965, 1971, 1980, 1987) кочевало такое утверждение: «Основание города относится к 1754 г. и связано с возникновением железоделательного и медеплавильного завода Косатур, переименованного позднее в Златоустовский. Официально утверждён городом в 1865 г.». Оно же дословно повторено и в официальном «Справочнике административно-территориального деления Челябинской области» (1997), разве только сокращённое «г.» развёрнуто там в полное «год».

Эта же версия «Косотур—церковь—Златоуст» приводится и в двух фундаментальных многотомных географических описаниях нашей страны — «Россия. Полное географическое описание нашего отечества» (11 тт., 1899–1914, под ред. П. П. Семенова-Тян-Шанского) и «Советский Союз» (22 тт., 1967–1972). Разница только в том, что в первом издании Косотур переименован в Златоуст по Трёхсвятительской церкви, а во втором — по церкви Иоанна Златоуста.

И уж совсем занимательно изложил эту версию телеведущий А. Денисов в передаче «Русскiй мiръ» (производство телевизионной студии ИМИ ТВ, Москва, 1997 г.), вышедшей в эфир на канале ОРТ 16 марта 1997 года. Вот что прозвучало в этой телепередаче:

— Основателями Златоуста считаются тульские промышленники Мосоловы. В 1754 году они получили разрешение на строительство железоделательного завода, который решили назвать по имени близлежащей горы Косотур — Косотурским. Однако чиновникам Оренбургской канцелярии, где подписывался контракт, это название не понравилось. В поисках подходящего имени один из канцеляристов заглянул в церковный календарь. Ближайшим праздником оказался день святого Иоанна Златоуста. Вот так и завод и город получили своё удивительное имя — Златоуст.

Так и видишь одного из канцеляристов, который говорит Ивану да Василию Мосоловым:

— Ишь чего удумали — завод по горе имяновать! Не бывать тому, господа хорошие, Вот через два дни, во середу, у нас день Святителя Иоанна Златоустого, а посему и заводишко ваш окрестим Златоустовским!

Я не случайно уделил столько внимания вышеразобранной версии происхождения имени завода и города. На её примере очень хорошо видно, как реальная картина происходившего когда-то события с течением времени может искажаться до неузнаваемости, а факты (ещё до строительства завод назван Златоустовским) заменяются домыслами (вначале назывался Косотуром, а потом переименован в Златоуст), которые широко тиражируются. К большому сожалению, это — широко распространённое явление в изложении истории (и отечественной, и зарубежной).

(Продолжение здесь)

Александр Козлов, 28.03.2014.

Просмотров: 3777 • Источник: У камина с котом Фелискетом
Рейтинг: 3. (Оценить рейтинг могут зарегистрированные пользователи)

Вы можете принять участие в обсуждении этой статьи, (если зарегистрируетесь или авторизуетесь, то сможете получать уведомления о новых комментариях)
RSSНОВЫЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
» Золотые десятилетия Челябинского музея местного края
Николай Антипин, 28.05.2017. (Туристические объекты)
RSSНОВЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ РАЗДЕЛА
» А как же Калуга?
Адвертайзинг КАРТА74, , 13.06.2017. (Туристические объекты)
» Путешествие по национальным паркам Южного Урала
Челябинский краеведческий музей, Стоимость билета: 150 рублей, 09.03.2017. (Туристические объекты)
RSSСВЕЖИЕ ОТЧЁТЫ РАЗДЕЛА
» Сказ (Шамахинская) пещера
Valery74, 10.01.2017. (Туристические объекты)
» Промокший насквозь Гонконг
Настя, 09.12.2016. (Туристические объекты)
» Наш «Стоунхэндж»
Belog65, 04.10.2016. (Туристические объекты)
RSSСВЕЖЕЕ В ФОРУМЕ РАЗДЕЛА
ИНТЕРЕСНЫЙ ФАКТ
Карьер по добыче магнезитаСатка приобрела мировую известность благодаря крупнейшим месторождениям магнезита. Здесь добывается почти весь магнезит России.
ИСТОРИЧЕСКИЙ КАЛЕНДАРЬ
Научное общество учащихся (Челябинск)19.01.1964
При челябинском Дворце пионеров и школьников им. Крупской основано Научное общество учащихся. Ныне — это мощная структура, объединяющая около 1500 школьников, работающих в нескольких десятках секций по направлениям.
ПОЛЕЗНЫЙ ФАКТ О ПОРТАЛЕ
Всегда обращайте внимание на «ПРЕДЛОЖЕНИЯ» — там находятся объявления об акциях, событиях и мероприятиях, проходящих в данный момент.
ГОЛОСОВАНИЕ НА ПОРТАЛЕ
Приходилось ли вам устраивать экскурсии по Челябинской области для своих родственников, гостей, коллег из других регионов?
 Да
 Нет
 Я не местный. Это мне устраивали такие экскурсии