Вы здесь:   Главная » Природные богатства » Отчёты и отзывы » Путешествие выходных дней: Катавка — Большая Сука — Пороги

Путешествие выходных дней: Катавка — Большая Сука — Пороги

Дата публикации: 28.03.2013 
Автор: Светланка (администратор портала) 
Даты событий отчёта: 28.03.2013—28.03.2013 
Населённые пункты: Катав-ИвановскСатка •  
Туристические объекты: Большая Сатка, река • Большая Сука, хребет • Большой Нургуш, гора • Лукаш, гора • Нургуш, хребет • Пороги • Уван, хребет •  
Просмотров: 2531 
Примерно на половине пути между Юрюзанью и Саткой, огибая хребет Большая Сука, трансуральская трасса М5 долгие километры ползет на перевал. И в высшей его точке каменные реки курумы, что стекают с хребта сквозь редеющий лес, почти добегают до асфальта дороги. Много раз проезжая мимо этого места, я «облизывался», глядя на близкие вершины. Думал, что вот нужно когда-нибудь остановиться и сбегать наверх, раз уж они совсем рядом. Думал и проезжал дальше, поскольку в планах всегда было что-то другое. И так бы продолжалось наверное всегда, если бы я однажды взял и специально не приехал к Суке с целью восхождения.

Катавка — Большая Сука

Начальной точкой моего путешествия было выбрано старинное село Катавка, основанное близ древней Казанской тропы вроде еще как во времена всемогущих Мясникова и Твердышева и лежащее у самого хребта. От деревни на перевал ведет старая лесная дорога. Пользовались ей в свое время для сообщения с лежащей за двумя перевалами Сибиркой, а также для вывоза леса. И вполне возможно, что она была частью той самой легендарной древнейшей Казаны (Казанской тропы), по которой осуществлялось сообщение через Большой Камень в незапамятные времена. Больно уж здесь перевал удобный: невысокий, сглаженный. И напротив него, на Нургуше, такой же хороший, ведущий дальше на восток.

До перевала совсем недалеко. «Добежал» быстро — примерно за час. Подъем закончился, и дорога привела на старую деляну — редколесье с полянками, низенькими березками и пихтами. Чуть впереди справа из-за невысоких деревьев выглядывал останец, обозначая перевальную точку. Курумистые вершинки, стражи перевала, немного расступились и открыли проход через хребет. Здесь проходит граница леса и безжизненного камня. Можжевельник да карликовые елочки карабкаются протягами по каменным осыпухам вверх. Вкрапляются в рыжину горной тундры зелеными пятнами. Кривенькие, приземистые, заглаженные постоянно дующими ветрами. А на встречу им несутся с вершин серые каменные реки — курумы — и теряются в море тайги.

Перевал

Дорога же, чуть отдышавшись, потянула след дальше, в сторону наметившегося уклона на восток, спускаясь в урочище Ямки — котловину между Сукой и Уваном. Здесь хорошо просматривался далекий хребет Зюраткуль с характерной белой отметиной на одной из сопок.

Какое-то время постоял, всматриваясь в даль, затем шагнул в сторону и, пробираясь сквозь заросли подлеска, мимо перевального останца, вышел к краю сброса хребта. Отсюда открывалась уже вся восточная панорама гор — громады близких Увана и Нургуша. Однако сегодня туда я не собирался. Целью моей была господствующая справа от перевала курумистая высота, где я планировал найти удобное для ночлега место.

С сожалением покинул дорогу. Теперь приходилось пробираться через буреломы и курумы вверх, мимо скальных останцев, то и дело соскальзывая с заросших мхом камней. Тропки здесь если и встречались, то все со следами когтей. И как это заведено по странному закону звериных стежек, пропадали они так же неожиданно, как и появлялись. Но идти какое-то время помогали.

Урочище Ямка

Виды между тем открывались потрясающие. В золотистом вечернем свете с каждым набранным метром высоты горы приближались. Вот уже совсем рядом горб Увана. Там внизу под ним прятались истоки Малой Сатки. С высоты хорошо было видно и то, как моя дорога, прочерченная стрелой вдоль просеки шла к Москалю и невидимому отсюда Олимпиевому кордону — центру всех здешних троп. Надо сказать, что Большая Сука, являясь северным продолжением мощного хребта Зигальга, находится в самом центре Южного Урала. Название ее происходит от башкирского «суук», то есть «холодный», а не то что многие подумали. Хотя, как пишет авторитетный уральский топонимист Александр Матвеев, местное население делает ударение как раз на первом слоге, мотивируя это тем, что по хребту очень трудно передвигаться. Здесь я с ними был полностью согласен.

Хребет Большая Сука

Карабкаясь от останца к останцу, выползаю на очередную каменную площадку. Вот он, как на ладони, Большой Нургуш — высшая точка Челябинской области. К каменной вершине слева примыкает огромное плато площадью в десяток квадратных километров. Это место не так часто посещается туристами, как Большой Иремель, и на тундряном плато сохранилось много редких растений, в том числе и золотой корень. Через седловину между нургушским пасынком Лукашем и самим Большим Нургушем проходит старая Воровская тропа, по которой с саткинского завода уводили конокрады в башкирское Зауралье лошадей. Считалось, что если будешь ходить по этой тропе, то и сам однажды станешь вором. Это всего лишь одна из многочисленных легенд и баек, на которые весьма богата саткинская округа. Впрочем, как и весь горнозаводской Урал.

Большой Нургуш

На одном из подъемов оставил рюкзак и налегке рванул наверх — ловить закатный свет, чтобы успеть за уходящим солнцем сфотографировать что-нибудь еще. И вот оно, солнышко, незаметно-незаметно, а вроде и совсем заметно и быстро подкатило к краю далекого хребта. И я сел на край скалы, понимая вдруг, что ноги-то мои не идут к вершине, хотя до нее и осталось совсем немного. Но я не могу себя заставить это сделать. Мне нужно вернуться за рюкзаком, а потом опять ползти наверх. Но дело совсем не в этом. Я сидел в тишине на утесе. Где-то далеко внизу рокотала трасса. И мне было вроде бы хорошо и спокойно. Но закатный свет начал играть со мной свою обычную шутку. Меня поймет тот, кто оставался вечером один вдалеке от человеческого жилья. В вечерних сумерках, во время заката, накатывает волна тревоги и одиночества, которую просто нужно переждать. Пережить этот час-полтора, потому что когда зайдет солнце и наступит ночь, волна схлынет. Но вот в это самое время ты готов бросить все и бежать без оглядки назад, к людям. Ибо потому что охватывающее тебя чувство древнее, в это время включаются инстинкты, говорящие предельно ясно: «Сейчас наступит ночь, и если ты останешься один, то до утра вряд ли доживешь». И это ничем не выбить и не вытравить. Я вернулся к рюкзаку. Еще посидел, подумал, но, в очередной раз осознав, что ноги вверх не идут и ничего с этим не поделать, и придумав несколько аргументированных причин, в наступающей темноте начал движение вниз.

Закат

Движение вниз это всегда какая-то грусть. Грусть расставания с горой. Уже сходя с перевала, я обернулся и увидел, как над оставленной мной вершиной взошла первая самая яркая звезда. Большая такая, теплая, мохнатая. Молчащая вершина, молчащая звезда и яркий колдовской свет ее, летящий через, Бог знает, какое пространство и время! В голове пронеслось: «Небесный гвоздь». Так вроде арабы называли Сириус. И чувство жалости одновременно появилось тоже. Жалости по тому, что я не нашел в себе сил остаться и ушел, оставив за спиной сказку и вид безмолвных хребтов. На обратном пути я долго не включал фонарик и в результате чего ушел не туда: на заброшенные покосы, болотины и вышел на околицу Катавки совсем с другой стороны, когда уже наступила ночь.

Ночь в музее

Старые люди в уральской глубинке — это наше достояние. Я это буду повторять снова и снова, пока они еще существуют.

Еще днем я оставил машину возле палисадника предпоследней избы, где жили дед с бабкой. Сказал, что вернусь завтра утром, и мне было теперь совсем уж неловко от того, что вот сейчас я разбужу хозяев — деревня уже давно спала. Залаяла собака, загорелся свет и в проеме окна показалось заспанное лицо хозяина. Я попрыгал из-за палисадника, изобразил пантомимой, как умел, что это, мол, я, не сомневайтесь, хозяева, и извиняйте за беспокойство. Свет в окне погас, и я, сев в автомобиль, спокойно тронулся восвояси. Успел, правда, проехать метров пять, как раздался аццкий треск и скрежет. В зеркало я увидел бегущего за мной, насколько позволял ему возраст, быстро дедушку-хозяина.

Федор Осипович Киселев

Далее выяснилось, что он, боясь что мою машину могут угнать, установил на нее самодельное противоугонное устройство — тяжеленный лист железа, привязанный за правое переднее колесо посредством мотоциклетной цепи. Смех и грех! (Правда, с утра, когда я разглядел помятое и поцарапанное крыло, стало как-то не до смеха. Хорошо, что автора противоугонной системы не было рядом. Ведь если бы весь масштаб разрушений еще с вечера заметили, то боюсь, его бы тут же хватила кондрашка). Открутили колесо, сняли «противоугонку» и как-то разговорились за делом. Я деда яблоками угостил. В горах что яблоки, что бананы — экзотика, ни то, ни другое не растет. А Федор Осипыч (так звали моего нового знакомого) рассказал, что открывает музей, где собирается выставлять изготовленных из разных лесных коряжек да корней зверушек. В итоге я попал на ночную экскурсию по пока еще недоделанному музею. Пахло смолой и краской. Тут были еж, слон, олененок, змея на колоде и много чего еще. А на одном из стеллажей преспокойно соседствовали Ленин с Богородицей.

Пороги

Спустя какое-то время я уже ехал в сторону Челябы. Ночная трасса завораживает. Разметка, как знаки каббалы, понятные лишь посвященному в тайные знания.

Волшебна ночная дорога, ведущая через горы. Подъемы на перевалы, встречные огни машин и светляки неярких лампочек редких придорожных кафе. Где-то совсем рядом в темноте угадывались молчащие дикие горы, с которых я недавно спустился. Я ехал сквозь горнозаводской Урал, и именно с ним была связана вторая часть моего путешествия. Меня ждал утренний туман на Порогах.

Туман на порогах

Далеко за полночь пересек в Бердяуше Транссиб и отправился на север. До Порогов оставалось совсем немного. Асфальт сменился грейдером, а дорога стала сворачиваться на спусках в крутые серпантины. От Большой Сатки поднимался туман, который раз за разом прорезал свет фар автомобиля. Наконец дорожный указатель возвестил, что я в Порогах. Здесь я был впервой.

Спящая деревня. Тьма тьмущая. Мне нужно было найти плотину, ведь ехал я сюда смотреть главную достопримечательность округи — гидроэлектростанцию дореволюционной еще постройки. Вышел из машины, прислушался. Тихо. Поехал дальше. Снова вышел-послушал. Ничего. Пороги оказались довольно длинной деревней, вытянутой вдоль реки. Одновременно я искал и место для ночлега. В самом селении останавливаться было как-то не с руки.

Вспомнил байку из золотого фонда: наши туристы сели в электричку и так хорошо «посидели», что не заметили, как доехали до конечной Симской и повернули затем обратно. И когда решили, что уже пора бы выходить, выглянули в окно. Там в осенней темноте было то, что они и хотели увидеть: лес и горы. Вылезли на ближайшей станции. Лишь только утром, проснувшись, поняли они, что ночевали в Воронках. Кто не знает, это рядом с моим домом, и в пятнадцати минутах ходьбы от Уфимской мэрии.

Наконец деревня закончилась, в очередной раз я вышел, дабы найти место поудобнее под палатку, и был встречен грохотом падающей воды. Плотина находилась прямо передо мной, и в свете фар можно было разглядеть белую кипень водопада. Вот я и у цели.

Мост на Порогах

Утро явило затопленную молоком округу. В разрывах его проглядывали то начинающий желтеть березняк на той стороне, то фрагменты плотины, а то сама река Большая Сатка, пенящаяся ниже сброса. Было промозгло и зябко. Плотина представляла из себя сооружение метров в двадцать высотой и шириной более ста метров, сложенное из местного дикого камня, что хорошо вписывало его в окружающий пейзаж. На металлических конструкциях плотины висели капли воды. Чуть дальше над прудом сквозь туман проступали контуры крыш гостиничного комплекса в виде шале. Поснимал там, здесь, куда не лень было залезть в такую промозглость. Зашел в машинный зал (его никто, на удивление, не охранял), где и увидел настоящую живую историю. На работающих механизмах, турбинах, генераторах блестели латунные бирки, говорящие о производителях и о дате изготовления. 1909 год, надо же!

Вообще история Порогов началась в 1908 году, когда было принято решение построить первый в России комплекс по выплавке ферросплавов. Для электропечей требовалось много энергии, для чего и была построена эта ГЭС. Помните картину Шишкина «В лесах графини Мордвиной»? Так вот эта самая графиня стояла у истоков производства и была акционером основанного тогда электрометаллургического товарищества. Сама же ГЭС проработала непрерывно сто лет и механизмы там стоят еще те, что были когда-то закуплены в Европе. Качество, панимашь! В настоящее время Пороги являются памятником промышленной архитектуры и внесены в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Хорошо строили предки!

Машинный зал

Дорога домой всегда короче, поскольку идет знакомыми местами, но для завершения путешествия требовался некий штришок. Точка, запятая или даже многоточие. И я на обратном пути снова заехал в Катавку, теперь уже за грибами. Я неторопливо бродил по тайге, собирал белые да рыжики. Размышлял о вселенской гармонии и о том, как поведать миру о своих впечатлениях.

Автор рассказа: Валерий Кузнецов, сайт НеДома.ру.

Рейтинг: 2. (Оценить рейтинг могут зарегистрированные пользователи)

ФОТОГАЛЕРЕИ К ЭТОМУ ОТЧЁТУ
» Комплекс «Пороги»
Светланка (администратор портала), 11.03.2013. Объектов в галерее: 5 • Просмотров: 7300 • Рейтинг: 1
ВИДЕОГАЛЕРЕИ К ЭТОМУ ОТЧЁТУ
К сожалению, пока не добавлено ни одной галереи.
Вы можете принять участие в обсуждении этого отчёта, (если зарегистрируетесь или авторизуетесь, то сможете получать уведомления о новых комментариях)
RSSНОВЫЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
» Как и в чем развлекаться зимой?
Антон Привалов, специально для КАРТА74.рф, 27.01.2017. (Природные богатства)
» Выбираем спальный мешок
Мария Рассомахина, 31.08.2016. (Природные богатства)
» Властелин пещер Челябинской области
Алёна Лайер, 25.02.2016. (Природные богатства)
RSSНОВЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ РАЗДЕЛА
» Где взять деньги на отдых?
РА «Оптима», , 21.12.2016. (Природные богатства)
» Доставка пиццы на дом – 100% удовольствие
РА «Оптима», от 350 рублей, 16.11.2016. (Отдых и здоровье)
RSSСВЕЖИЕ ОТЧЁТЫ РАЗДЕЛА
» Ларкино Ущелье
Светланка (администратор портала), 28.04.2017. (Природные богатства)
» Ольгин водопад на реке Межовка
Светланка (администратор портала), 27.02.2017. (Природные богатства)
» На Таганай с ребенком
Светланка (администратор портала), 26.01.2017. (Природные богатства)
RSSСВЕЖЕЕ В ФОРУМЕ РАЗДЕЛА
ИНТЕРЕСНЫЙ ФАКТ
Откликной гребеньОткликной гребень получил свое название потому, что он буквально отвечает на любой громкий звук удивительно чистым эхом, которое «висит» в воздухе очень долгое время. Это происходит потому, что голос отражается от вертикальной стены.
ИСТОРИЧЕСКИЙ КАЛЕНДАРЬ
Центральная городская городская библиотека в Верхнем Уфалее19.09.1893
Открытие Верхне-Уфалейской центральной городской библиотеки, муниципального учреждения культуры.
ПОЛЕЗНЫЙ ФАКТ О ПОРТАЛЕ
Поиск Яндексом по порталу может найти объект или статью даже по самому неопределённому запросу.
ГОЛОСОВАНИЕ НА ПОРТАЛЕ
Какое хвойное дерево Южного Урала вам нравится больше других?
 Сосна
 Ель
 Пихта
 Лиственница
 Можжевельник